19 июля 2021, 17:01

Дна снова не найдено. В доказательство этому рассказываем историю 58-летнего минчанина Сергея – по информации «Весны». 

Этим летом у Сергея умерла мама. Когда в конце июня он сидел за поминальным столом, ему позвонил сын и сказал, что кто-то поцарапал машину, поэтому нужно спуститься во двор – там его уже ждали милиционеры. «Во дворе стояла машина, на которой я работаю в «Яндекс.Такси». Около 15:40 мне позвонил сын и сообщил, что ему позвонили из милиции и попросили меня выйти, потому что кто-то поцарапал авто. Рабочая машина была арендная, поэтому они не знали моего номера, а только сына. Когда я подходил к машине, сразу понял, что это сотрудники милиции. Уходить от них не собирался, потому что это «неповиновение сотрудникам милиции», – вспоминает Сергей. 

Его сразу же отвезли в РУВД и составили на него протокол по статье 24.23 КоАП – мужчину обвинили в том, что 1 мая в собственном автомобиле он слушал «протестную песню» и выкрикивал «Жыве Беларусь». «По приезде в РУВД у них на столе уже лежал готовый протокол на меня, с которым меня тогда не ознакомили. Они мне лишь сказали, что им поступила жалоба от «неравнодушного гражданина», – говорит минчанин. 

Его продержали в изоляторе трое суток, а потом отпустили до суда. 

Что было на Окрестина 

Сергей вспоминает, что было в изоляторе до его первого суда: «Когда нас вывели во дворик ИВС, начался дождь, под которым нас продержали около 2,5 часов. Дальше ждала издевательская процедура раздевания, наверное, чтобы сломать нас. Задержанных завели в душ, где из-за горы грязной одежды стояла невыносимая вонь. 

Через 40 минут нас раскидали по камерам. Меня посадили в пятиместную, где было десять человек. Ни матрасов, ни белья, конечно, не дали. Спал я на скамеечке, а сидел, в основном, с пьяницами, которых увозили в ЛТП. У двоих из них ночью началась «белая горячка».

Они искали дверь, чтобы выйти, собирались сходить покурить, а один «по телефону» с кем-то разговаривал. Они все время пытались ходить па камере, на полу которой спали люди. При этом была невыносимая жара, но, к счастью, нам не закрывали «кормушки». Всю ночь горели «прожектора» ­– так местные называли лампочки в камере, – поэтому спать было сложно. Не могу сказать, что кормили плохо – еда была сносная».

После суда ситуация изменилась: «Меня перевели в новую камеру – на этот раз к политическим. Мы услышали сильный шум из соседней камеры.

Как позже узнали, к пяти политическим в двухместную камеру подселили двух бездомных, один из которых начал прямо посередине камеры испражняться. Стояла сильная жара, и ребята просто начали кричать, чтобы от них убрали этих бездомных».

По делу Сергея собирали суд три раза. В итоге судья все равно стала на сторону обвинения и постановила арестовать Сергея на 15 суток: «Я сидел в камере с несколькими политическими, у них как раз после меня были суды. Был там парень Алексей, на которого завели уголовное дело за то, что он якобы разбил окно помощнице прокурора (Касьянчик), из-за которой судили женщину. Был со мной ещё Андрей, которого посадили за то, что он запускал фонарики в небо.
 
А ещё познакомился с Борисом, который был в штабе Бабарико. Его задержали с сыном возле дома якобы из-за заявления, написанного на него, а осудили за «неповиновение». А с пенсионером Николаем вообще странная история. Он рассказал, что поздно вечером вернулся домой с дежурства, а на столе возле почтовых ящиков помимо разных рекламных буклетов лежала чья-то карточка «Альфа-банка». Он решил позвонить в милицию и сообщить о находке. В итоге на Николая составили протокол за то, что он якобы расклеивал «протестные наклейки» на почтовые ящики».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное